Архив рубрики: ЭКОНОМИКА

Венчур ч.1

photo_2018-03-24_02-00-32.jpg

Начинаю тему венчурных инвестиций — что-как-где-почем. На прошлой неделе был пост о разнице между венчурными фондами и PE-фондами (private equity). Сегодня углубимся в тему — когда, от кого, что привлекать.

Венчурные инвестиции привлекают стартапы — молодые (технологические) компании, которым нечего предложить банкам и которых не финансируют корпорации через долгосрочные контракты. Про банки и финансирование от них я уже рассказывал вскользь в публикации об особенностях открытия счета за рубежом. Привлечение же крупной корпорации на финансирование контракта молодой компании — тоже в своей сути разновидность венчурных инвестиций, но там свои, совершенно специфические, нюансы работы с “инвестором” (где ключевую роль играют связи — см ниже 3F). Оставим на будущее рассказ о таких типах фондирования.

Молодые технологические (и технологичные) компании могут привлекать средства от основателей проекта, их семей-друзей (тн 3F — friends, fools and family), ангелов (физлица-инвесторы), от венчурных фондов (venture capital) или от PE-фондов (private equity).

Как известно, проект проходит через ряд последовательных стадий развития — pre-seed, seed, series A, series B, C, D.. и тд согласно английскому алфавиту. В конце же все заканчивается поглощением большой корпорацией (тн стратегическим инвестором), размещением акций на бирже (IPO), затуханием и превращением в частную компанию, ну или же закрытием проекта (“что-то пошло не так” и/или не туда).

Ангелы и VC, как правило, смотрят на вторую и третью стадии (seed, series A), а PE — на следующие (series B, C, D, E, и тд). Водоразделом между венчурными инвесторами и PE-фондами можно считать выход проекта на уверенную (постоянную) прибыльность. Хотя и тут все достаточно условно. Uber вышел на прибыльность? Нет. И возможно никогда не выйдет. Но привлекает, и уже давно, квазибанковское финансирование (об этом мы также поговорим в одной из будущих публикаций).

До seed (посевной стадии, когда создан прототип и доказана востребованность рынком), как правило, тоже надо как-то добраться — там помогут только инвестиции из собственного кармана или деньги от друзей (3F). Формат ICO я, честно говоря, считаю развитием идеи 3F — регулирование затруднено, решения редко принимаются на основании здравого смысла (хотя бы в силу отсутствия статистики по проекту), а проблемы решаются по понятиям.

Сложнее всего найти деньги на свой первый проект. На вторую идею и далее  привлекать инвестиции будет значительно проще. Но только в случае доказанного успеха первого начинания!

Технологии выбора

cfo-01.jpg

В любом объединении людей есть неформальные лидеры. Объединение = организация, сеть людей, связанных между собой отношениями. Так вот, ни для кого не секрет, что такие неформальные лидеры формируют мнение социальной группы. По-английски их называют opinion leaders.

Также их называют лидерами мнений. Сейчас этим термином чаще обозначают блогеров, но я использую его в более широком смысле.

Наиболее полно проявляется привлечение opinion leaders в политических выборах, во время (или перед) военными конфликтами, во время экономических кризисов. Как находить и использовать для своих задач opinion leaders.

Думаю, любому здравомыслящему человеку понятно, что управление толпой всегда происходит через манипуляцию. Настоящая демократии в реальной жизни — совершенно эфемерное понятие. Оно недостижимо в первую очередь в силу сути человеческого сознания и базового устройства социума. И думаю, не будет достигнуто человечеством никогда. Только когда человечество само перестанет быть им, перейдет на совершенно другой этап эволюции.

С другой стороны, возможно достижение некоего рационального баланса между манипуляцией настроениями общества и достижением общественной полезности при этом. Мне кажется, с развитием цифровой экономики социальная инженерия должна эволюционировать именно в таком направлении. И ключевую роль в этом процессе будут играть именно лидеры мнений, общепризнанные эксперты в отдельных дисциплинах/областях.

Недавно мне рассказали интересную идею. Прямые выборы могут быть структурированы в два уровня. В такой системе гражданин напрямую выбирает своего представителя. Представитель, этот локальный opinion leader, идет от, скажем, 1000 человек. А дальше он представляет интересы этой группы на прямых выборах и в диалоге с исполнительной властью. Тот же самый депутат, но значительно ближе к избирателю, нежели чем представитель нижней палаты парламента.

Контроль за таким лидером может осуществляться современными цифровыми методами. Все встречи, действия, планы фиксируются онлайн, а любой избиратель в любой момент может оценивать их лайками или рейтингами, как в соцсетях.

Про ответственность

Два года назад я написал пост в фб. Про ответственность. Ответственность перед собой, перед окружающими, перед будущими поколениями.

К этой публикации меня подтолкнула статья Профессора Принстонского университета Аванаша Диксита о будущем развития нашего общества.

Что самое интересное, прочитав свой очерк и эту статью по прошествии двух лет, я не нашел, в чем бы я хотел по существу исправить тот текст. Думаю, сегодня подходящий день повторить публикацию.

Screen Shot 2018-03-19 at 22.39.11.png

“Наткнулся тут на интересную статью, которая легла т.н. bottomline к ряду недавних или еще длящихся дискуссий о:

(1) общественной полезности концепции безусловного дохода и отрицательном налоге на доходы индивидов;

(2) прогнозов неизбежного «заката европы» (да, именно с маленькой буквы, тк это скорее общение — читайте, заката Китая, краха доллара, исчерпания концепции демократии и тд);

(3) ожидания экономического апокалипсиса, или наоборот — разворота цен на ресурсы, возврата мировой экономики к росту — как говорят, дальнейшей консервации неработающей модели и передачу проблем (которые, как застарелая серьезная хроническая болезнь, приведут к вполне прогнозируемому финалу) на головы следующему поколению…

Все это, как правильно указывает автор, суть основной текущей проблемы нашего социума (в глобальном смысле) — в эгоистичной мотивации сиюминутной прибылью, статусом, желаниями. И это в равной степени проблема и ответственность не только богатых, но и бедных.

Разве справедливо перекладывать повышенные медицинские расходы государства за людей, которые осознанно ведут нездоровый образ жизни (имея предрасположенность к диабету, едят много сладкого, мучного и тд), на сознательных налогоплательщиков?

Или экологические проблемы будущих поколений, вызванные осознанным эгоистичным экономическим мотивом отдельных предпринимателей или групп лиц с достаточными лоббистскими возможностями в ущерб большей части населения?

Список можно продолжать очень долго.

Суть же в том, что необходимо строить общество лояльности не только к себе и своему ближнему кругу, но лояльности к будущим поколениям. А это начинается с простых ежедневных решений каждого индивида (не буду приводить набившие оскомину примеры про раздельный сбор мусора, минимальную заботу об общественных территориях…).В конце концов, это примерно как почистить зубы и помыться утром, чтобы не пахнуть плохо и быть опрятным. Только в масштабах всего социума, как в рамках нации, так и в рамках всего человечества.

Спросите, причем тут экономика и наши обычные темы про уберизацию, digital marketing, корпоративные финансы и прочее подобное.

Да самое непосредственное отношение — именно в таком мире (хотя бы непрерывно приближающемся к нему на бесконечно долгом отрезе истории) будет развиваться креативность и частная инициатива, мотивируемая такими (тоже условно корыстными, но уже социально ориентированными) целями прославиться — как инноватор, меценат науки, проповедник здорового образа жизни….

Именно к такому миру нас приближают правильная уберизация экономики, роботизация низкоквалифицированной или рутинной работы для высвобождения ресурсов для креативной деятельности, правильные соцмедиа, стартапы в финтехе….

Просто надо каждому из нас подумать об этом и постараться привыкнуть к перманентному внедрению небольших правильных изменений в своей жизни и работе. И мир каждый день станет немного ближе к идеалу.”

Стоимость денег

Когда писал пост про вложения в недвижимость уперся в неочевидность для многих нефинансистов сути стоимости денег.  

Многие наверно слышали, что деньги сегодня дороже денег завтра. Но не всегда это так. Деньги сегодня могут быть дешевле денег завтра. Это бывает, если экономика пребывает в хронической дефляции. В этом случае банки берут процент по срочным вкладам в свою пользу (то есть, не выплачивают вкладчику процент, а взимают его). Так было много лет подряд в Японии в 90-е годы.

Или происходит резкое обесценение принятых для инвестирования, имеющих свободное хождение, валют. Это влечет выход в более надежные, по мнению инвесторов, инструменты накопления, валюты, страны. Так, отрицательная ставка банковского процента была некоторое время назад в Швейцарии, когда доллар и евро стремительно теряли в цене. Я лично наблюдал это во время работы в банке в Люксембурге в 2013-14 гг. Тогда инвесторы перекладывались в более надежную валюту и юрисдикцию — швейцарский франк и собственно Швейцарию.

Вернемся же к инфляционной экономике. На сколько завтра деньги будут дешевле, чем сегодня? Как минимум — на реальную инфляцию (обесценение денег). А по-хорошему, сверху надо добавить условно безрисковую доходность за тот же период. Как правило, это разница между ставкой по госдолгу и инфляцией. В России сейчас эта разница в районе 3%.

Для России на данный момент я бы принял общую величину за 10% годовых. Это на 2-3% больше ставки по госдолгу, но более ли менее адекватно отражает инфляционное влияние на сбережения. И для расчетов удобно.

[Не]естественные монополии

Набрел тут на статью колумниста Esquier о современных цифровых монополиях. Речь, конечно же, идет о Google (скорее даже — Alphabet), Amazon, Facebook и Apple. Автор Scott Galloway оказался давним антагонистом новых передовиков американской экономики. Нет, он не антиглобалист и не новый луддит — скорее, идеалист цифровой рыночной экономики.

Автор резонно обращает внимание на рыночную капитализацию и уровень контроля над рынками обозначенной четверкой. Масштабы, которым позавидовал бы даже Standard Oil времен своего наивысшего расцвета в начале XX века. Выводы подкреплены убедительными цифрами.

Итак, Amazon — гигант ритейла с низкими ценами и прямым доступом через электронного помощника в дома среднего класса. Минует дорогостоящие офлайновые каналы дистрибуции, угнетая сильных, но глубоко “проинвестировавшихся” в тн brick&mortar stores (а потому медлительных), конкурентов наподобие Wal Mart.  

Facebook — новое медиа с охватом на треть населения планеты (Facebook, Instagram, Whatsapp). Пока только контролирует показ и фильтрует контент, но планирует в ближайшем будущем заняться и его производством. Становится крупнейшим рекламным каналом на тот же средний класс, worldwide.

Alphabet — технологический монстр-конгломерат, объединяющий крупнейшие площадки для поиска, создания и хранения контента конечными пользователям почти всех стран через playmarket, youtube, google. В будущем, видимо, создаст разветвленную транспортную сеть (собственные разработки беспилотных авто) — опять же, помимо прочего, с дистрибуцией контента, возможно через AR и VR технологии.

Apple среди них выглядит невинным производителем хипстерских гаджетов из олдскульной эпохи начала и середины 2000-х. Но впечатление обманчиво — это крупнейшая по капитализация компания (ever), цементирующая свое лидерство через, помимо прочего, манипуляции спросом своих потребителей, управляя (=искусственно занижая) производительность гаджетов прошлых поколений. И там же — одна из двух крупнейших площадок мобильного контента (appstore) и стриминговые сервисы.

Провокационно. Свежо. Не лишено смысла.

 

Ссылка на статью: https://www.esquire.com/news-politics/a15895746/bust-big-tech-silicon-valley/

Об авторе: https://en.wikipedia.org/wiki/Scott_Galloway_(professor)

 

Social Credit System

20161201_135930.jpg

В Китае с 2020 года вводится обязательная система социального рейтинга — Social Credit Score (SCS). Ее тестирование идет уже с 2014 года, но через два года система будет введена для всех жителей Поднебесной в обязательном порядке.

Социальный скоринг будет включать показатели, позволяющие оценить ответственность индивида перед обществом. Оцениваться будут привычки, образ жизни, потребление, работоспособность и проч.  

Будет ли это что-то наподобие системы лайков, как в первой серии третьего сезона Black Mirror? Вероятно. Но лайки от окружающих, по всей видимости, будут только одной из многих составляющих.

20161201_134120.jpgПо информации ряда источников, сейчас идет тестирование системы с использованием big data от Tencent, Alibaba и ряда других крупных компаний, обрабатывающих пользовательские данные.

Поначалу подумал, что это фейковые новости, перепроверил — вроде все верно. Система уже внедрена в QQ (месенджер компании Tencent) и оценивает пользователя по пяти основным параметрам — законопослушность, социальные связи, потребительское поведение, безопасность для окружающих, материальное состояние. Соответственно, внутри много подпараметров — те, кто настраивает скоринговые системы в банковской и страховой отраслях, представляют как выглядит подобная система. Буквально через два года пятая часть человечества перейдет на аналог банковского скоринга, но повлияет рейтинг не только на размер лимита по кредитке.  

В списке последствий снижения рейтинга, помимо прочего, обозначены:

  • Запрет на занятие руководящих позиций в фармацевтической и пищевой промышленности;
  • Запрет на работу в государственных учреждениях (госслужба);
  • Ограничение или отстранение от пользования социальными услугами;
  • Более тщательный досмотр на таможне;
  • Ограничения в пользовании общественным транспортом (отказ в продаже авиа и жд билетов);
  • Запрет на посещение дорогих гостиниц и ресторанов.

Опущу отсылки к оруэловским и прочим антиутопиям. На этот счет очень много как научной литературы, так и фикшена. Несмотря на превалирование негативных оценок этого начинания, стоит упомянуть, что тема совсем не однозначная. Ведь социум и так меряет каждого индивида по всем обозначенным параметрам, причем на протяжении всей истории. Оцифровка и формализация этого — неизбежность и вопрос времени. Совершенно точно, что система требует очень тонкой настройки, а контроль за ней должен быть максимально распределенным.     

 

Для интересующихся привожу ссылку на местные СМИ: http://www.sohu.com/a/162878300_114778

Вот юридические детали: https://chinacopyrightandmedia.wordpress.com/2014/06/14/planning-outline-for-the-construction-of-a-social-credit-system-2014-2020/

И неплохое объясняющее видео от WSJ: https://www.wsj.com/articles/chinas-new-tool-for-social-control-a-credit-rating-for-everything-1480351590

 

Система образования

Система образования в нашей стране категорически устарела. Причем по всей вертикали — от начального дошкольного, школьного, высшего и заканчивая полсевузовским. Об этом говорят много и часто, но, на мой взгляд, делают это голословно, зачастую не приводя реальных аргументов.

Вот посмотреть хотя бы на внешкольные секции и кружки, организуемые в муниципальных центрах досуга. Если ребенок говорит, что хочет учиться играть на гитаре, то подразумевает он скорее всего не классическую испанскую гитару и вызубривание репертуара XIX-XX веков. Этот ребенок родился в XXI веке, вырос на совершенно другом контенте, со смартфоном вместо бумажной книги. Он хочет учиться технике современного исполнения с применением современных методик. Конечно, ему надо продемонстрировать и классический репертуар, рассказать о великих исполнителях и произведениях. И дать выбор.

На днях посмотрел официальный документ — дополнительную общеразвивающую программу “Инструментальные классы. Гитара” для детей 8-15 лет. Успешность ученика оценивается в баллах в зависимости от уровня исполнения классических пьес и произведений. Почему ученику нельзя продемонстрировать свои навыки на современном репертуаре?!   

Другой пример. Большая часть моих сверстников ненавидят лыжи. Причиной тому занятия по физкультуре нашей постсоветской школы, где их насильно заставляли, нет не кататься, а ходить по кругу школьного футбольного поля в неудобных вонючих мокрых лыжных ботинках на неподготовленных для занятий деревянных лыжах, на которые постоянно налипал снег. Это сродни извращенному издевательству. На всю жизнь большинство потом воротит от слова “лыжи”, даже если речь идет о горных.

Уверен, замысел составителей учебной программы был и есть как раз в обратном — продемонстрировать детям преимущества различных видов спорта, чтобы каждый нашел себе занятие по интересу и продолжил самостоятельно заниматься и совершенствоваться в свободное время.

То же относится к занятиям информатикой. В школе и на первом курсе института у нас был такой предмет. В школе мы рисовали блок-схемы и писали код на бумаге(!). Еще нам зачитывали с бумажки преимущества операционной системы Windows перед MS-DOS.

Недалеко продвинулась и вузовская информатика. Среди вступительных экзаменов была информатика — соответственно, проводимая на бумаге, с письменными ответами на вопросы, написанием кода и рисованием схем. Это-то ладно — экзамен, демонстрация теоретических знаний и системности мышления. Но на первом курсе института мы продолжили писать программы на basic и pascal, на бумаге. И под диктовку записывать в тетрадях значения тех или иных формул Excel. Уже был Google и Yandex, был тн “бум доткомов”. Надо было обсуждать тренды, брэйнстормить отечественные ebay’и, рассказывать про особенности новейших языков программирования.

Прошло почти 20 лет, но мало что изменилось. Студентам МГУ все также зачитывают туториал MS Office. Почему с ними не обсуждают блокчейн, маркетплейсы, Ruby-on-Rails, PHP, скрам и аджайл?! Понятно, что это не профильная дисциплина. Но в этом-то и основное заблуждение — уже не первый год все отрасли диджитализируются. А когда эти молодые специалисты выйдут искать работу — все вокруг будет цифровым в их профессии. Невосполнимые, самые ценные для восприятия нового, для креативности — эти годы будут потрачены на зубрежку по классической системе советского образования. И молодые специалисты вынуждены будут самостоятельно наверстывать в авральном режиме, без системного подхода и должного наставничества.

Новое ремесленничество

Большую часть истории человечества рядовой индивид получал необходимые для существования продукты и услуги либо самостоятельно производя их, либо выменивая на свой товар и прочие ценности (а позже — деньги, как средства обмена) у других индивидуальных производителей — специалистов, обладающих редким или дорогостоящим инструментом и особыми навыками. Но по большей части, каждый самостоятельно или с помощью членов семьи добывал ресурсы и производил практически все требуемые для жизни и быта вещи.

Промышленная революция позволила снизить себестоимость за счет автоматизации процессов и массового выпуска стандартизированной продукции. На первый взгляд парадоксально — предоставив занятость части ремесленников и фермеров, индустриализация лишила большинство населения возможности сохранить привычный уклад. И соответственно, вопреки распространенному мнению, уровень и (что важнее!) качество жизни существенно снизились. Ведь традиционное фермерство (крестьянство) и ремесленничество были возможны только при условии совместного проживания поколений и передачи инструментов и знаний по наследству. А новое производство и рынок потребовали много низкоквалифицированной и недорогой рабочей силы, концентрированной в непосредственной близости от крупных промышленных объектов. Соответственно, последовал агрессивный маркетинг нового, городского образа жизни. Как мы знаем, это привело к урбанизации, изменению традиционного уклада и нарушению системы передачи навыков и инструментов производства между поколениями.

Многие социологи и историки считают, что войны и геноциды 20-го века также были вызваны во многом индустриализацией. С одной стороны, логика рынка требует наращивать сбыт и создавать потребность — а военные конфликты создают спрос и обладают сильным синергичным (взаимно усиливающим) эффектом для большей части отраслей экономики. С другой стороны — необходимо куда-то применить высвободившееся (лишившееся занятости) население. Если не утилизировать человеческую энергию в мирное русло (осваивать целину и покорять космос), то она самостоятельно будет искать себе применение в политике или межнациональных/межэтнических конфликтах.

C изобретением же компьютеров и диджитализацией экономики снова происходит слом традиционного уклада жизни — уже устоявшегося за прошлый век. Уклада городского жителя с постоянной занятостью, ежедневными перемещениями на личном транспорте между квартирой и офисом-заводом, социализацией и “отдыхом” через сверхпотребление (обычно ненужных) товаров и услуг, а также пустого развлекательного контента из тв, кино и печатных изданий.   

К этой статье меня побудила заметка основателя сервиса Callibri. Он опубликовал практически мои мысли — https://vc.ru/26577-craft-with-blockchain.  Современные конструкторы продукта и доступные сервисы для его продвижения создали предпосылки для формирования новой экономики, помимо прочего, выраженной в переосмыслении индивидуального и мелкосерийного производства. Назовем это новым ремесленничеством.

В экономике “нового ремесленничества” очень низкий порог входа — не надо инвестировать в производство, нанимать работников, оплачивать офис, строить магазины и склады. Даже инструмент можно не приобретать  — он доступен для аренды или совместного пользования (sharing economy).

Создание и тестирование продукта уже настолько упрощено, что доступно среднестатистическому человеку без специального образования. Вы можете производить органические продукты или создавать поштучно (on-demand) одежду, мебель, посуду. С дальнейшей роботизацией, развитием 3D-печати и ИИ-дизайна (дизайна с использованием искусственного интеллекта) исчезнет барьер для входа практически в любую потребительскую индустрию.

Так, 20 лет назад проникновение интернета, потом появление смартфонов запустило трансформацию большинства отраслей экономики: индустрии развлечений (многопользовательские игры, стриминговое тв, онлайн-кинотеатры), СМИ и рекламной отрасли (соцсети, мессенджеры), розницы (офлайновые торговые центры и гипермаркеты скоро будут съедены онлайном и гибкими вариантами доставки), образования (система обучения, одна из самых консервативных отраслей, уже серьезно меняется), и многих-многих других.

ЧБ2.png

Даже про маркетплейсы рассказывать уже не имеет смысла — буквально нескольких лет хватило для победы этой модели в традиционных отраслях (такси, перевозки, различные профессиональные услуги, риэлторский бизнес). Кстати, туда скоро еще и роботизация с искусственным интеллектом придут.   

Мы находимся на рубеже новой экономики. Снова трансформируются привычные ценности, изменится социальный уклад, высвободится большая часть занятого населения. В этом новом мире надо постоянно самообучаться, прокачивать эмоциональный интеллект и креативность. Как никогда раньше станет сложнее создать что-то свежее, новаторское, но несравнимо легче это произвести и донести до потенциальных клиентов через многочисленные бесплатные или почти бесплатные маркетинговые каналы.  

Геймификация

Геймификация или игрофикация — этопроцесс использования игрового мышления и динамики игр для вовлечения аудитории и решения задач” (https://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/1461536).

Самая базовая игрофикация — это хэппимилы McDonald’s и накопительные мили авиакомпаний. Кстати, первый задокументированный прототип хэппимила на конвейер поставила американская Crackers Jack в 1912 году. А Texas International Airlines в 1979 году запустила программу премирования частых клиентов накопительными бонусами — милями.  

Считается, что будущее за такими направлениями как sharing- и on-demand economy. По-простому, это уберизация большей части отраслей, магазины заменяются маркетплейсами — автоматизированными сервисами-посредниками между очень большим количеством поставщиков товаров и услуг с одной стороны и еще большим количеством покупателей с другой.

Соответственно, поставщики товаров и услуг должны быть достаточно (само)мотивированы на (условно)регулярную, но (официально) не регламентированную работу.

Самостоятельность — это хорошо, но было бы неплохо дисциплину чем-то подбадривать (помимо заработка, особенно если к тому моменту введут безусловный доход — см пост прошлой недели). Геймификация позволяет замотивировать пользователя продукта или услуги возвращаться, причем без прямой выгоды для себя. В списке мотиваторов в геймификации материальная выгода идет в конце списка после статуса, власти и привилегий.

Помимо прямой выгоды для создателя геймифицированного сервиса может (и должен, как считают многие) быть и социальный аспект. Как раз в своем посте от 21 января я рассуждал о том самом безусловном доходе. В комментариях к упомянутой статье Republic развернулась серьезная дискуссия насчет возможности людей не только саморазвиваться при самозанятости, но хотя бы просто не деградировать — без работы и зарплаты в качестве “дубинки-мотиватора”.  

Таким стимулирующим механизмом (или комплексом механизмов) может быть встроенная геймификация. Выполнение рутинных (и не только) процессов может стимулироваться через формирование потребности к возвращению к действию. В основе лежит выделение организмом эндорфинов по факту регулярного достижении небольших целей. Проще говоря, получение удовольствия от процесса. В начале января у меня была публикация о like-зависимостях — тот же механизм, что применяется в соцсетях.

На первый взгляд это кажется злом. Но стоит посмотреть глубже. На принципах геймификации можно строить и “правильные” зависимости. Например, можно мотивировать полезное для общества и индивида поведение.

И тут же придется упомянуть набившую всем оскомину токеномику — криптоэкономику в части токенизации сервисов. Ведь мили авиакомпаний — это предтеча токенов. А токены — инструмент ICO, через которые криптостартапы (и не только) привлекают сейчас сотни миллионов долларов. Если откинуть мошеннические проекты криптоэкономики (которых, возможно, большинство пока), стоит отметить — в целом, направление развития взято верное.  

Криптоновости

Заставил себя придержать пост о главных новостях криптомира с начала этого года — анонсе Telegram Open Network и KodakCoin. Даже ленивый уже написал о TON. А Kodak восстал фениксом на практически голословном пресс-релизе собственной криптовалюты. Иногда, особенно в случае с криптой, следует придержать (коней).

Итак, на этой неделе компания Павла Дурова анонсировала выпуск собственной крипты — Gram в экосистеме Telegram Open Network (TON). В мессенджер встроят кошелек и средство расчетов (не хочется “криптой” это называть, лучше лампово — “деньги”, платежное средство).

Помимо самого факта, что это Дуров и Telegram (хотя это уже немало — в бесконечном потоке сомнительных проектов — сильная команда и 200 млн пользователей), ключевым фактором успеха, на мой взгляд, будет заявляемый процессинг транзакций. Они обещают проводить миллионы транзакций в секунду — как платежные системы Visa и MC. Это против 7 или 15 транзакций в секунду у Bitcoin и Etherium, соответственно. Это — дисраптор. Все остальное, типа интерфейса кошелька — хоть и немаловажные, но все же рюшечки.

Kodak же получил 120% роста капитализации даже без описания технологической платформы. Лайт-версию технической презентации с какими-то деталями о “photo-centric cryptocurrency to empower photographers and agencies to take greater control in image rights management” и “artificial intelligence technology” обещают выпустить в течение нескольких недель. Посмотрим. Но свой хайп компания-зомби уже грамотно использовала.

К чему это я. Большие компании всерьез пошли в криптомир. Я имею ввиду не просто анонс исследований на тему блокчейна в рамках НИОКР подразделения глобальной корпорации. Это декларация перевода основного бизнеса в блокчейн и на криптовалюту. Понятно, Kodak’у уже нечего терять. А вот заявление компании Дурова — это серьезно.