Архив метки: стартапы

Доля ангелов

Как стать бизнес-ангелом? Не просто меценатом для проектов семьи и друзей и тех, кому (на додефолтной стадии первых — более близкого круга просителей денег) повезло успеть втереться в доверие и получить свой кусок пирога инвестиций. Но технично и разумно инвестировать, а также выполнять свою функцию раннего инвестора (простое сравнение — можно участвовать в зачатии ребенка, можно участвовать, а потом просто давать деньги на него, а можно полноценно растить, участвовать в воспитании и делить прочие тяготы родительства). Так вот, бизнес-ангельство ближе к третьем в приведенной аналогии с взращиванием полноценного успешного члена социума.

Статистика венчурного инвестирования говорит об успешности примерно 10% проектов. Это из прошедших отбор на инвестиции — из проектов с адекватными мотивированными фаундерами (мошенники и фантазеры заведомо уже отсеяны), достаточным балансом идеи между жизненностью (то, что по-английски «be on the ground») и амбициозностью (стартап что-то кардинально меняет — способ и/или стоимость удовлетворения регулярной потребности, как правило).

Соответственно, эти 10% надо найти и просеять из 100% адекватных, но не летающих по тем или иным причинам. Таким образом, чтобы хорошо выйти из одного проекта, надо найти и проинвестировать в 10 перспективных. И их надо выбрать из потока 100-300.

При этом, понятно, что статистика 1/10 имеет серьезное математическое отклонение. Из чего следует, в свою очередь, что если инвестировать в 10 проектов, то велик шанс остаться без того единственного успешного экзита. Соответственно, надо инвестировать в 25-30 проектов, чтобы через 3-5 лет получить свои 2-4 экзита с х10-30 и IRR 20-25% годовых в валюте.

Тут разумный бизнес-ангел закономерно делает вывод, что для отбора примерно 30 проектов и работы с ними ему необходим какой-то саппорт — административный аппарат из 1-2 доверенных помощников, которые найти и просеить поток потенциальных проектов согласно инвестиционной стратегии патрона. Да не просто просеивать, а смогут делать вполне серьезный первичный инвестиционный анализ. А после отбора еще и сопровождать портфельные инвестиции в техническом плане (юридические вопросы на первичном этапе, вопросы корпоративного управления — в дальнейшем).

В любом случае, бизнес-ангелу придется выступать инвестиционным комитетом из одного себя и выбрать свои 25-30 проектов из отобранных помощником(ами) 75-100. Для этого надо будет пообщаться с фаундерами и прочитать их презентации, провести быстрый ресерч и, скорее всего, проверку референсов. На проект это, в любом случае, порядка 3-4 часов чистого времени, минимум. Простая математика приводит к расчету примерно 10 часов на инвестицию, да и то — при условии наличия адекватных и надежных помощников.

После чего отдыхать тоже не получится — будет сопровождение своих инвестиций. Чтение и подписание юридических документов, анализ провалов и переговоры по ним (о, это много времени съест, даже если минимизировать свою вовлеченность), менторская работа и использование своего нетворка по просьбе фаундеров/менеджмента проектов, прочтение документов до старшим раундам успешных проектов (приятное, но также сильно пожирающее время и энергию занятие), анализ показателей и планирование экзитов, и тд и тп.

Короче, быть ангельским венчурным инвестором совсем непросто и сильно затратно эмоционально и физически. Это помимо формального обязательного требования к наличию опыта в венчурном бизнесе, 25-30к долл на проект (соответственно, около 700-900к долл всего «не последних» денег в моменте на бизнес-ангельство) и экспертизы в нескольких отраслях, выбранных для инвестирования.

Венчур ч.2: токсичные инвесторы

2018-04-06 15.23.30.jpg

Ранее мы определили, чем отличаются разные типы инвесторов. Напомню — по стадии развития проекта (и соответственно, уровня риска), на котором инвестор заходит в бизнес.

Помимо стадии проекта — аппетита к уровню риска — инвесторы классифицируются по отраслевому фокусу.

Как правило, инвесторы, начиная от бизнес-ангелов и заканчивая инвестиционными фондами (а уж тем более — стратегические инвесторы) — все имеют стратегию по отраслям. Кто-то смотрит только foodtech (технологические проекты, связанные с продуктами питания), кто-то — логистику, кто-то — космос и телеком, кто-то — медицинские стартапы, и тд.

Показывать on-demand логистику «космическому инвестору» — трата времени и сил. А также демонстрация рынку непонимания фаундерами проекта элементарных основ венчурной индустрии. Думаю, не стоит объяснять, почему это вредно для репутации.

Тут следует отметить важность работы именно с профессиональным венчурным инвестором — ангелом или фондом, специализирующимся именно на высокотехнологических бизнесах. Привлечение в партнеры инвестора из традиционного сектора (промышленности, торговли, недвижимости, и тд), даже если ваш проект оцифровывает (дигитализирует) именно этот “традиционный” сервис/продукт, очень опасно.

Скорее всего, такой “нетехнологичный” инвестор будет ожидать скорость развития проекта и отдачу на инвестиции соответственно привычному ему инвестиционному циклу — вложился, прокрутил деньги несколько операционных циклов, удвоил капитал. И все это за год-другой, а не за стандартные для высокотехнологичных компаний 4-6 лет. И чтобы не просто выручка, да еще и прибыль с дивидендным потоком были.

А если надо привлекать еще пару раундов (а это верно на 99%), да с размытием его доли — это вообще караул. Повезет, если позволит выкупить свой пакет, не загубив проект на начальной стадии. И конечно, советовать (часто — в ультимативной форме), как развивать стартап такие инвесторы стремятся практически всегда.

Такие инвесторы в высокотехнологичном секторе зовутся “токсичными”. Если вы завели его в проект, то на более поздней стадии, при привлечении новых инвестиционных раундов, будет очень сложно убедить институциональных (профессиональных технологических) инвесторов зайти в компанию.

Юнит-экономика ч.I

Unit-economics.jpg

Так, на прошлой неделе рассказывал про типы инвесторов в технологические компании. Кстати, уверен, что скоро само словосочетание “технологическая компания” нивелируется, исчезнет, тк все бизнесы будут технологическими и цифровыми в той или иной мере. В ближайшее время продолжу цикл про венчурную отрасль и инвестиции. А сегодня другая тема (которая, кстати, давно лежала у меня про запас).

Последнее время мы часто рассуждаем о юнит-экономике. Или проще говоря — экономике проекта. Ведь иногда в технологических стартапах слишком заигрываются процессом и/или конкурентными войнами. Или даже просто заигрываются — без особенной стратегической цели. А экономика такое небрежение не прощает, как известно.  

Юнит-экономика — сравнительно новомодный термин, применяется в цифровой экономике. Упрощенно, это расчет прибыли (или убытка) на клиента. Клиент может вернуться и сделать повторные покупки/заказы — это меняет экономику на единицу продукции/услуги, тк позволяет разнести расходы на маркетинг (приобретение клиента) на несколько продаж (retention). Для наглядного отображения возвратности клиентов строят графические когорты (график медианных значений по повторным заказам в периоде времени).

Тут же и понятие life-time value (LTV) — расчет доходности со среднего клиента за средний срок его пользования услугами/продуктами компании. Именно LTV следует учитывать при оценке целесообразности разработки того или иного канала продаж — сравнение LTV клиентов из разных каналов со стоимостью привлечения клиента в этом канале необходимо для расчета составляющих юнит-экономики по продукту. Это комбинация юнит-экономик маркетинговых каналов и глубин этих каналов (сколько клиентов можно стабильно привлекать из каждого канала по обозначенной стоимости привлечения).

Также появляется понятие average revenue per user (ARPU) — выручка с каждого привлеченного пользователя. Для некоторых бизнесов (например, разработчиков мобильных игр и прочих сервисов, где превалирует free-to-use) актуальна модификация — average revenue per paying user (ARPPU) — расчет выручки с каждого платящего клиента. Помимо игровой отрасли это может быть медийная сфера (онлайн-СМИ), разработка мобильных приложений, онлайн-кинотеатры, и проч.

Юнит-экономика имеет тенденцию меняться с ростом бизнеса. И совсем не обязательно в сторону снижения затрат. Успешные на раннем этапе (определенном масштабе, географии и тд) развития бизнеса каналы привлечения клиентов выбираются (опустошаются), а клиенты из новых каналов могут быть дороже, иметь другой LTV и retention. Это может кардинально менять экономику проекта по мере развития бизнеса.

Например, для вашего бизнеса наиболее актуален канал контекстной рекламы, вы настраиваете кампании и получаете клик за 10 рублей, а конверсию в продажу за 100. Далее продаете за 150. Для простоты будем считать юнит-экономику только из переменных затрат в виде рекламы. Изменение стоимости клика и/или конверсии в продажу кумулятивно на 50% сделают канал нерентабельным. Или же канал может давать только 100 клиентов в сутки, соответственно упершись в потолок по конверсиям вы либо ищите новые каналы клиентов, либо добавляет продукты в линейку, изменяя ARP(P)U и/или LTV. Это пример маркетингового канала, который актуален как для онлайн-медиа, так и интернет-магазина стройматериалов.

Да-да, этот самый регулярный дотошный расчет юнит-экономики с постоянной актуализацией текущей прогноза позволит заранее увидеть тревожные тенденции и выработать (антикризисный) план. Это первый (а часто, и последний, к сожалению) инструмент менеджера и предпринимателя.

Venture capital vs Private equity

Венчурные инвестиции — мостик к фондированию для компаний-создателей инновационных технологий. Такие бизнесы еще сильно рискованны, а их продукт недостаточно опробован рынком для банков или публичного размещения (возможно, кроме специфических рынков Канады и Австралии). Это сейчас почти все знают. Но не столь часто нефинансисты понимают различие между венчуром и private equity.

Вроде и там и там компании, которым банки не дают денег вообще, либо не дают пока. Но разница в том, что в случае private equity фонды входят в компании со стабильным денежным потоком — обычно это Series C, D, .. раунды. А venture capital заходит на pre-seed, seed, Series A, иногда B.

2018-03-14_21-05-25.png

Таргетами для private equity выступают уже не просто операционно прибыльные бизнесы, но компании с наличием или потенциалом дивидендного потока в среднесрочной перспективе.

Классический private equity, как и venture capital, рассчитывает вернуть х3 и более мультипликатором от инвестиций. В случае private equity фонд меньше рассчитывает на многократный рост стоимости, предполагая «добить» возврат на инвестиции за счет дивидендного потока.

В будущем расскажу больше об особенностях венчурных инвестиций, VC и PE фондах, тонкостях заключения сделок.