Архив метки: venture capital

Дискуссия про венчурные инвестиции (CFA Association)

Продолжаю вести тезисные отчеты с мероприятий. На этот раз с дискуссии про венчур, организованной CFA Association Russia.

Ч.1. Обсуждение различий VC в Европе и Америке, и не только.

Дмитрий Алимов, Frontier Ventures
Илья Дубинский, SpeedInvest

Америка впереди Европы в венчуре лет на 30-40 (а Россия отстает от Европы в свою очередь на 20 лет). Соответственно, на порядок больше серийных предпринимателей. Кроме того, единый рынок по регулированию и нет языковой сегментации. В этом плане Юго-Восточная Азия похожа на Европу — тоже сегментирована национальными и языковыми границами, но ниже уровень жизни и больше дифференциация в правовом поле.

«На seed раунде приносить инвестору финансовую модель — смешно. Не стоит фокусироваться на этом, и тратить время.» Алимов

В России и Европе часто грешат усложнением конструкций сделок (юридической) — и это создает компании и их инвесторам проблемы на более поздних этапах. Надо максимально использовать стандартные конструкции.

В Америке уже не только Кремниевая долина — появились другие хабы. Это Лос-Анджелес (выход Snap на IPO дал много ликвидности региону — сотни сотрудников обкэшили опционы и стали ангелами), Нью-Йорк (тут традиционно рекламные и финансовые стартапы чувствуют себя лучше), Сиэтл ( Майкрософт и Амазон там), ряд других.

Ч.2. Пленарная дискуссия.

Дмитрий Гальперин, Runa Capital
Дмитрий Смирнов, Flint Capital
Алексей Жуков, PWC
Максим Шаврыгин, iTech Capital

Из российских успешных проектов значительно сложнее выйти. С рынка вымылась ликвидность. Поэтому волей неволей успешные фонды идут на другие рынки.

До санкций российский рынок был похож на большой локальный европейский рынок — типа немецкого — предприниматели фокусируются на локальном. Сейчас появляется тенденция к повороту на глобальное мышление (внутренний страновой стартап не интересен инвесторам).

В этом плане из России хорошо стартовать по причине наличия и относительной дешевизны квалифицированных специалистов — программистов, инженеров и проч. Но сразу надо ориентироваться на глобальный рынок.

При выборе и оценке проекта ориентируются на фаундеров, их бэкграунд, мнение о них на рынке. По сути — субьективная оценка на индивидуальном прошлом опыте управляющего партнера фонда.

«Три слагаемых для фаундера: нетворк, репутация, опыт. Каждый день должен тратиться на усиление каждого из трех слагаемых.» Дмитрий Смирнов, Flint Capital

Гальперин: Самые лучшие сделки приходят не с улицы, а из нетворка. В России вообще очень мало сделок «с улицы» строится.

Договариваться по всем условиям надо с самого начала, потом передоговориться будет значительно сложнее и рискованнее. Дмитрий Гальперин (Runa Capital) рекомендует ориентироваться на американский стандартный term sheet — легче договариваться и меньше рисков на будущее.

Алексей Жуков (PWC): Выросла неопределенность и связанные юридические риски из-за повсеместного развития налогового законодательства с прозрачностью и обменом информацией. Например, нет общепризнанного понимания, кто контролирующее лицо у фонда — GP, LP или какая-то альтернатива. Сложно просчитать (предсказать) все риски по SPV (юрисдикции холдинговой компании проекта).

Куда идти в России на старте фаундеру за деньгами: ангелы (платформы и мероприятия), ФРИИ. Фонды уже давно не рассматривают pre-seed и даже seed. Стандартная схема: FFF, ангелы, гранты и ФРИИ, фонды.

Вообще, вся венчурная индустрия двигается outliers — гениями и дисрапторами. Надо быть таким, пилить продукт и искать деньги. Все одновременно.

ICO vs VC

ICO — Initial Coin Offering, по-русски “первичное размещение монет” — должно скорее называться ITO или Initial Token Offering, поскольку выпускаются именно токены. Про венчурные инвестиции и фонды (VC — venture capital) у меня написано много, повторяться не буду — см предыдущие статьи.

В чем же отличия ICO от венчурного финансирования. VC (venture capital) — это классический (со всеми преимуществами и недостатками традиционного и устоявшегося) подход к инвестициям в стартапы, а ICO — современный тренд.

VC-фонды и ангелы создали Кремниевую долину и саму основу для перехода от постиндустриальной к цифровой экономике. ICO — это новое веяние, попытка демократизировать клубную венчурную индустрию.

При ICO вместо долларов и евро в ход идут криптовалюты (биткоины, эфириумы и прочая криптоживность), а доли и акции заменены токенами. Ближайшая аналогия для понимания сути токенов — это мили авиакомпаний, которые накапливаются или покупаются и могут быть обменены на перелеты или другие услуги.

Не претендуя на академичность и полноту привожу несколько мыслей о различиях в природе ICO и VC:

  1. Венчурный рынок закрыт — только аккредитованные, приглашенные инвесторы могут стать limited partners (пассивными инвесторами, формирующими основной капитал венчурного фонда). В ICO можно зайти “с улицы” (ну или “почти с улицы”). Это ведет к демократизации рынка венчурного финансирования. Явный плюс для всех (кроме фондовых менеджеров) — и для проектов, и для инвесторов.
  2. Но эта же демократизация спровоцировала скамы. Скам — это мошенничество. Часто — непредвиденное, непредумышленное. Команды, зачастую не обладающие достаточной квалификацией, подняли много денег в прошлом году. Далее последовали неубедительные попытки реализации заявленных планов (к слову — совершенно “бумажных” заявлений, не подкрепленных не то что прототипами, а даже банальными рыночными исследованиями). В некоторых же случаях фаундеры просто исчезали, даже не попытавшись реализовать проект. На рынке наступило отрезвление.
  3. Менеджеры венчурных фондов накопили порядочный опыт. В этой весьма закрытой отрасли эффективно работают внутренние механизмы отсева (через сарафанное радио и нетворкинг), происходит эволюционное развитие следующих поколений компаний и отраслевых специалистов через менторство и горизонтальный обмен опытом. В случае ICO экспертиза фондов по отбору и выращиванию команд и проектов должна быть заменена чем-то аналогичным
  4. Между тем, в венчурную индустрию не только сложно попасть. Из нее непросто и выйти. В этом однозначно лучше участие в эмиссии токенов. Инвестор имеет возможность (хотя бы зачастую только декларативную) “выхода” (продажи доли и выхода в кэш) из инвестиции в ICO в любой момент, тогда как в венчурном фонде инвестор “зависает” на 5-10 лет. Понятно, стоит рассматривать только обращающиеся на биржах токены.
  5. Минимальная инвестиция в ICO раньше была любой, сейчас же, как и фонды в венчурной индустрии, ICO-проекты накладывают ограничения на минимальный тикет (размер входной инвестиции). TON (проект Telegram) установил тикет в размере 25 млн долл.
  6. В VC обычно smart money — “умные деньги”. Это инвесторы, которые понимают риски стартапов и вообще технологический бизнес как таковой. В ICO — обычно деньги более рисковые, авантюрные, серые. Деньги, которые не допускались, отсеивались “на подступах” венчурными фондами. Сейчас и в ICO ситуация меняется — основные юрисдикции внедряют для ICO те же KYC (Know Your Customer — процедура комплайенса, оценки клиентов по истории происхождения средств) и регулирование выпуска токенов.

Между тем, масштабы венчурной отрасли и проведенных к настоящему моменту ICO пока несравнимы. В 2017 году 84 млрд долл было инвестировано в классической венчурной индустрии — против 4 млрд долл в ICO. Но вспомним, что известной нам венчурной индустрии несколько десятков лет, а ICO — только два года.  

Сейчас происходит переосмысление сути ICO. Проектов значительно меньше, но качество выросло. Лучший пример — TON на платформе Telegram Павла Дурова. Разработка и принятие большей частью стран-участниц отрасли криптовалютного и связанного инвестиционного законодательства в 2018-19 гг должно привести к возмужанию отрасли и последующему приходу в нее серьезных институциональных инвесторов. Ждем повышения качества и снижения рисков, рассчитывая на сохранение основного преимущества ICO — простоты входа и выхода.

SaveSave

SaveSave

SaveSave

SaveSave