Архив рубрики: ТЕХНОЛОГИИ

Дискуссия про венчурные инвестиции (CFA Association)

Продолжаю вести тезисные отчеты с мероприятий. На этот раз с дискуссии про венчур, организованной CFA Association Russia.

Ч.1. Обсуждение различий VC в Европе и Америке, и не только.

Дмитрий Алимов, Frontier Ventures
Илья Дубинский, SpeedInvest

Америка впереди Европы в венчуре лет на 30-40 (а Россия отстает от Европы в свою очередь на 20 лет). Соответственно, на порядок больше серийных предпринимателей. Кроме того, единый рынок по регулированию и нет языковой сегментации. В этом плане Юго-Восточная Азия похожа на Европу — тоже сегментирована национальными и языковыми границами, но ниже уровень жизни и больше дифференциация в правовом поле.

«На seed раунде приносить инвестору финансовую модель — смешно. Не стоит фокусироваться на этом, и тратить время.» Алимов

В России и Европе часто грешат усложнением конструкций сделок (юридической) — и это создает компании и их инвесторам проблемы на более поздних этапах. Надо максимально использовать стандартные конструкции.

В Америке уже не только Кремниевая долина — появились другие хабы. Это Лос-Анджелес (выход Snap на IPO дал много ликвидности региону — сотни сотрудников обкэшили опционы и стали ангелами), Нью-Йорк (тут традиционно рекламные и финансовые стартапы чувствуют себя лучше), Сиэтл ( Майкрософт и Амазон там), ряд других.

Ч.2. Пленарная дискуссия.

Дмитрий Гальперин, Runa Capital
Дмитрий Смирнов, Flint Capital
Алексей Жуков, PWC
Максим Шаврыгин, iTech Capital

Из российских успешных проектов значительно сложнее выйти. С рынка вымылась ликвидность. Поэтому волей неволей успешные фонды идут на другие рынки.

До санкций российский рынок был похож на большой локальный европейский рынок — типа немецкого — предприниматели фокусируются на локальном. Сейчас появляется тенденция к повороту на глобальное мышление (внутренний страновой стартап не интересен инвесторам).

В этом плане из России хорошо стартовать по причине наличия и относительной дешевизны квалифицированных специалистов — программистов, инженеров и проч. Но сразу надо ориентироваться на глобальный рынок.

При выборе и оценке проекта ориентируются на фаундеров, их бэкграунд, мнение о них на рынке. По сути — субьективная оценка на индивидуальном прошлом опыте управляющего партнера фонда.

«Три слагаемых для фаундера: нетворк, репутация, опыт. Каждый день должен тратиться на усиление каждого из трех слагаемых.» Дмитрий Смирнов, Flint Capital

Гальперин: Самые лучшие сделки приходят не с улицы, а из нетворка. В России вообще очень мало сделок «с улицы» строится.

Договариваться по всем условиям надо с самого начала, потом передоговориться будет значительно сложнее и рискованнее. Дмитрий Гальперин (Runa Capital) рекомендует ориентироваться на американский стандартный term sheet — легче договариваться и меньше рисков на будущее.

Алексей Жуков (PWC): Выросла неопределенность и связанные юридические риски из-за повсеместного развития налогового законодательства с прозрачностью и обменом информацией. Например, нет общепризнанного понимания, кто контролирующее лицо у фонда — GP, LP или какая-то альтернатива. Сложно просчитать (предсказать) все риски по SPV (юрисдикции холдинговой компании проекта).

Куда идти в России на старте фаундеру за деньгами: ангелы (платформы и мероприятия), ФРИИ. Фонды уже давно не рассматривают pre-seed и даже seed. Стандартная схема: FFF, ангелы, гранты и ФРИИ, фонды.

Вообще, вся венчурная индустрия двигается outliers — гениями и дисрапторами. Надо быть таким, пилить продукт и искать деньги. Все одновременно.

Платформинг

Множество вещей вокруг нас не используется даже на четверть — здания и квартиры пустуют (офисы ночью, квартиры днем), машины стоят на парковке, инструмент лежит, вещи пылятся. По статистике, ремонтный инструмент (молоток, отвертки и тп), покупаемый “на всякий случай” домой, используется всего 7 минут за жизнь. Все это активы, которые не используются.

Даже утилизация работников в компании далека от эффективной. Маркетолог или юрист далеко не всегда загружены. Офис-менеджеры и секретари часто проводят время за личными делами — чтением соцсетей или играми. Будущее за оптимизацией работы и отдыха. Тогда можно будет сократить рабочий день (и рабочую неделю) и существенно повысить производительность — это в интересах как работников (гибкий график, управление нагрузкой, улучшение баланса “жизнь-работа”), так и компаний (получение сервиса по необходимости — on-demand, повышение эффективности человекочаса работы, улучшение юнит-экономики).

И еще момент. Банальный уже для некоторых, но неочевидный на практике для большинства. Продавать надо не товары, а решение проблем. Например, я слышал от производителя шин, что они перестали торговать покрышками, а перешли на предоставление сервиса — возможность гарантированно безопасно проехать 20 тыс км. Соответственно, и молоток нужен не ради самого себя, и даже не ради забитого гвоздя, а для висящей на стене картины или светильника. Сегодня для подобного есть сервисы, предлагающие вызвать умельца с инструментом на дом по необходимости — тот же on-demand. Не надо покупать и всю жизнь хранить (и перевозить еще из квартиры в квартиру) набор инструментов, не требуется уметь сделать дырку в стене, забить гвоздь или ввинтить шуруп.

Недавнее исследование ВШЭ и Центра стратегических разработок (https://www.csr.ru/wp-content/uploads/2018/05/Doklad-novye-dengi.pdf) определяет одной из основных характеристик новой технологической революции, наравне с новыми производственными технологиями и цифровизацией, “переход к платформенным решениям, меняющим архитектуры рынков”.

Платформы будут организовывать качественный сервис по требованию заказчиков с одной стороны и предложение квалифицированной (и не очень) рабочей силы (переезд, доставка, уборка, сборка, ремонт, и тд), профессиональных услуг (юридические, маркетинговые, бухгалтерские, проч), решения задач (обеспечить безопасную дорогу в 20 тыс км, например) с другой стороны — когда всем сторонам это будет необходимо, и именно в том объеме, который требуется.

В этой экономике государственное регулирование имеет серьезное значение. Тут стоит отметить, что “лучше бы не мешали”. К примеру, в Европе таксомоторную отрасль лелеют и холят так, что напрашиваются нелестные для регуляторов некоторых стран выводы о нерыночных ограничениях и недальновидных политических мотивах. Лучше бы позволили бизнесу делать качественный конкурентоспособный сервис для потребителей. Это вполне обеспечивают моносервисные платформы — те же агрегаторы такси.

Да, платформы по своей сути — это те самые маркетплейсы. Сейчас несколько обесценили, замусолили термин “маркетплейс” — слишком многие притворялись маркетплейсами, не являясь в реальности таковыми. Поэтому переходим с избитого “маркетплейсы” на платформы и платформинг.

Почему же моно-, а не мульти- сервисные/продуктовые платформы? Чем хуже вчерашние онлайновые доски объявлений? Вроде бы с точки зрения бизнеса они выбирают путь повышения отдачи от потребителя — новый пользователь приходит найти курьера отвезти забытые ключи, потом там же через месяц ищет сантехника, потом — няню или репетитора. Мультисервисность сервисов улучшает их когорты — повторное использование сервиса привлеченным один раз клиентом. Это ненадолго.

Эволюционное усложнение продукта и рост ожиданий со стороны как поставщиков, так и потребителей органически приводит к фокусировке на отдельном сервисе. Моносервисная платформа обеспечивает качественный комодитизированный (commoditized — от commodity, массовый обезличенный товар) сервис-продукт. Работает неизменное для всех видов деятельности правило многократного повторения и специализации для достижения стабильного качества по максимально низкой цене.

Сосредоточенность на одном продукте и его исполнителях повышает качество, и в конечном счете — удержание клиента там будет лучше. Мультисервисные платформы создают рынок, прививают привычку искать сервисы и продукты по необходимости, on-demand. Дальше же произойдет сегментация и выделение платформ-специалистов (доставка, ремонт, помощь по дому, уход за детьми и престарелыми, профессиональные услуги, и проч).

Согласно оценке Data Insight и Авито рынок услуг и товаров peer-to-peer (от человека человеку) в России много больше потенциала онлайн-торговли — примерно в 5 раз. Самое время изучать потребности и — взрывать, дисраптить (disrapt — разрушать, порывать) традиционные секторы предложением услуг по требованию, а вещей — по необходимости.

Уверен, все, что теоретически может быть автоматизировано и переведено на p2p платформы — будет переведено на них в скором будущем. Очень многое перейдет на шеринг и платформинг (sharing and platforming).

 

PS

Менеджеры мультисервисных платформ предполагают, что их детища заменят поисковики в интернете. Что вместо гугления потребитель будет размещать объявление о потребности — чтобы не тратить время на самостоятельный поиск и фильтрацию.

При том, что сейчас бизнес-модель этих сервисов как раз оставляет просев отзывов на пользователя. Как бы там ни было, предположим, что их продукт действительно эволюционирует подобным образом.

Но дальше услугу — требуемый сервис — будет предоставлять монопродуктовая платформа, а не доска объявлений-поисковик. История показала, что пользователь очень быстро отвыкает заказывать такси заранее и ждать более 5 минут — а для этого необходима концентрация сервис-провайдеров и максимальная автоматизация процесса.

Попробуйте представить сейчас размещение заявки на такси на авито или youdo, просмотр отзывов, общение в чате по поводу цены?! А ведь еще 10 лет назад мы делали именно это — искали оживленную улицу, поднимали руку, машины останавливались, проводился торг в реальном времени…

SaveSave

ICO vs VC

ICO — Initial Coin Offering, по-русски “первичное размещение монет” — должно скорее называться ITO или Initial Token Offering, поскольку выпускаются именно токены. Про венчурные инвестиции и фонды (VC — venture capital) у меня написано много, повторяться не буду — см предыдущие статьи.

В чем же отличия ICO от венчурного финансирования. VC (venture capital) — это классический (со всеми преимуществами и недостатками традиционного и устоявшегося) подход к инвестициям в стартапы, а ICO — современный тренд.

VC-фонды и ангелы создали Кремниевую долину и саму основу для перехода от постиндустриальной к цифровой экономике. ICO — это новое веяние, попытка демократизировать клубную венчурную индустрию.

При ICO вместо долларов и евро в ход идут криптовалюты (биткоины, эфириумы и прочая криптоживность), а доли и акции заменены токенами. Ближайшая аналогия для понимания сути токенов — это мили авиакомпаний, которые накапливаются или покупаются и могут быть обменены на перелеты или другие услуги.

Не претендуя на академичность и полноту привожу несколько мыслей о различиях в природе ICO и VC:

  1. Венчурный рынок закрыт — только аккредитованные, приглашенные инвесторы могут стать limited partners (пассивными инвесторами, формирующими основной капитал венчурного фонда). В ICO можно зайти “с улицы” (ну или “почти с улицы”). Это ведет к демократизации рынка венчурного финансирования. Явный плюс для всех (кроме фондовых менеджеров) — и для проектов, и для инвесторов.
  2. Но эта же демократизация спровоцировала скамы. Скам — это мошенничество. Часто — непредвиденное, непредумышленное. Команды, зачастую не обладающие достаточной квалификацией, подняли много денег в прошлом году. Далее последовали неубедительные попытки реализации заявленных планов (к слову — совершенно “бумажных” заявлений, не подкрепленных не то что прототипами, а даже банальными рыночными исследованиями). В некоторых же случаях фаундеры просто исчезали, даже не попытавшись реализовать проект. На рынке наступило отрезвление.
  3. Менеджеры венчурных фондов накопили порядочный опыт. В этой весьма закрытой отрасли эффективно работают внутренние механизмы отсева (через сарафанное радио и нетворкинг), происходит эволюционное развитие следующих поколений компаний и отраслевых специалистов через менторство и горизонтальный обмен опытом. В случае ICO экспертиза фондов по отбору и выращиванию команд и проектов должна быть заменена чем-то аналогичным
  4. Между тем, в венчурную индустрию не только сложно попасть. Из нее непросто и выйти. В этом однозначно лучше участие в эмиссии токенов. Инвестор имеет возможность (хотя бы зачастую только декларативную) “выхода” (продажи доли и выхода в кэш) из инвестиции в ICO в любой момент, тогда как в венчурном фонде инвестор “зависает” на 5-10 лет. Понятно, стоит рассматривать только обращающиеся на биржах токены.
  5. Минимальная инвестиция в ICO раньше была любой, сейчас же, как и фонды в венчурной индустрии, ICO-проекты накладывают ограничения на минимальный тикет (размер входной инвестиции). TON (проект Telegram) установил тикет в размере 25 млн долл.
  6. В VC обычно smart money — “умные деньги”. Это инвесторы, которые понимают риски стартапов и вообще технологический бизнес как таковой. В ICO — обычно деньги более рисковые, авантюрные, серые. Деньги, которые не допускались, отсеивались “на подступах” венчурными фондами. Сейчас и в ICO ситуация меняется — основные юрисдикции внедряют для ICO те же KYC (Know Your Customer — процедура комплайенса, оценки клиентов по истории происхождения средств) и регулирование выпуска токенов.

Между тем, масштабы венчурной отрасли и проведенных к настоящему моменту ICO пока несравнимы. В 2017 году 84 млрд долл было инвестировано в классической венчурной индустрии — против 4 млрд долл в ICO. Но вспомним, что известной нам венчурной индустрии несколько десятков лет, а ICO — только два года.  

Сейчас происходит переосмысление сути ICO. Проектов значительно меньше, но качество выросло. Лучший пример — TON на платформе Telegram Павла Дурова. Разработка и принятие большей частью стран-участниц отрасли криптовалютного и связанного инвестиционного законодательства в 2018-19 гг должно привести к возмужанию отрасли и последующему приходу в нее серьезных институциональных инвесторов. Ждем повышения качества и снижения рисков, рассчитывая на сохранение основного преимущества ICO — простоты входа и выхода.

SaveSave

SaveSave

SaveSave

SaveSave

Как оформить инвестиции

Types of legal scheme.jpg

Кратко насчет юридического оформления инвестиций в российское ООО. В этот раз постараюсь сжато описать способы финансирования от физического лица (ангела) в российское ООО на раннем этапе проекта.

Во-первых, это конечно заем. Заем может быть как процентным, так и беспроцентным. Предполагается, что сумма займа будет возвращена по истечению заранее установленного периода времени (на практике подобные «партнерские займы» оформляются с длительным сроком возврата, например 2-3 года).

Полученные денежные средства не считаются доходом компании и не учитываются при налогообложении, а в случае выплаты процентов могут уменьшать налогооблагаемую базу.

Инвесторы часто предпочитают давать займ (который, согласно закону, когда-то потребуется вернуть) помимо оговоренной доли в уставном капитале ООО. Таким образом можно зафиксировать горизонт инвестирования и обеспечить диалог с фаундерами на каждую дату пролонгации. Кроме того, это достаточно прямолинейный механизм защиты против “down round” (очередной раунд или поглощение стратегом по оценке ниже оценки входа инвестора).

Во-вторых, инвестиции в виде вклада инвестора в уставный капитал компании. Базово — самый простой и понятный способ, но не всегда возможный (компания еще не создана или инвестор на данном этапе не может зайти по каким-либо причинам).

В плане налогообложения внесение вкладов в УК не влечет никаких налоговых последствий.

В-третьих, предоставление инвестиций по договору простого товарищества (договору о совместной деятельности). Особенностью данного вида совместной деятельности является то, что её участниками могут быть только индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации.

В-четвертых, комбинированная инвестиционная схема. Тут суть в том, что инвестор предоставляет заём за долю в компании в будущем. Это современный способ инвестирования, который в равной мере учитывает интересы стартапа и инвестора.

Гибкость этой схемы заключается в том, что предварительный договор купли-продажи доли в ООО подлежит исполнению только при наступлении тн отлагательного условия — обычно после выхода проекта на окупаемость. Условия договора займа при этом будут аналогичны рассмотренным выше.

Существует мнение, что возможно предоставление инвестиций через договор инвестирования (целевое финансирование). Это не так. В настоящее время должного правового регулирования у этого вида договора нет, и на практике можно столкнуться с проблемами его реализации. И касательно налогообложения – как правило, полученные денежные средства признаются доходом компании и попадают под налогообложение.

 

Agile (ч. I)

Screen Shot 2018-06-02 at 13.59.39.png

Вопреки распространенному убеждению, agile — это не только для программистов и создания кода. Это общая технология работы — подход, который можно успешно применять и в других функциональных подразделениях организации. В частности — в финансовой службе.

Agile — это вообще о чем?

Agile — “проворный”, “быстрый”, “расторопный”, в переводе с английского.

Суть в том, что не надо сразу, с наскока пытаться сделать идеальный продукт. Лучше пробовать, тестировать, ошибаться и учиться на ошибках.

Это подход к работе, когда большие проекты/процессы разбиваются на много сравнительно быстро реализуемых этапов с понятными количественными (или качественными, но однозначно оцениваемыми) критериями выполнения.

Это деятельность по принципу итераций — регулярного выполнения последовательности действий — как в программировании. Такой метод организации работы позволяет быстро ошибаться, и соответственно — быстро учиться за счет получения обратной связи.

Цикл выглядит так: Запланировать — Сделать — Получить обратную связь — Проанализировать — Внести коррективы. Повторить цикл.  

Работает это для организации творческой деятельности квалифицированных специалистов со сравнительно демократическим стилем управления компанией.

Скоро напишу про задачи и требуемые компетенции agile-финдира в цифровой экономике. Stay tuned!)

Про бизнес-ангелов

venture IV - angels.JPG

Цикл про венчурные инвестиции хорошо пошел. Поэтому с удовольствием продолжу развитие темы. Но обозначать публикации 4, 5, 6.. — уже перебор, по-моему. Поэтому (пока, по крайней мере) завязываю с “Венчур ч.N” и называю публикации своими именами. Итак…

В продолжение цикла публикаций про венчурную индустрию расскажу о таком интересном и загадочном типе инвесторов, как бизнес-ангелы. Где они обитают, как с ними завести беседу, что предлагать. Ну и конечно, постараемся определить признаки “токсичного” бизнес-ангела — инвестора, деньги от которого не стоит принимать.

Буквально 10 лет назад о бизнес-ангелах читали только студенты MBA в материалах к курсам. В России таких не водилось в принципе. Лет 7-8 назад стали появляться заметки в бизнес-СМИ о проектах-стартапах, в которые, наравне с институциональными инвесторами (фондами) и основателями, инвестировали частные лица — бизнес-ангелы.

В нулевые эти обитатели отечественных дебрей раннего технологического капитализма паслись исключительно поодиночке, особняком и хорошо маскировались. Только в этой декаде, да и то — скорее последние несколько лет, они начали сбиваться в стаи венчурных инвестклубов, проводить публичные мероприятия и заявлять о своих (отраслевых) пристрастиях.

А вот о пристрастиях стоит поговорить отдельно. Как мы уже знаем, инвесторов лучше выбирать тщательно, проверив адекватность, разумность и отраслевую экспертизу. Это как в путешествии — не всякого стоит брать в попутчики в тайгу или для восхождения на семитысячник. Если вы создаете технологический бизнес — это даже не кругосветное путешествие, а полет на другую планету с минимальным снаряжением и запасом топлива. И каждый попутчик на этом пути должен понимать и принимать всевозможные тяготы и незапланированные потери, а также “изменения маршрута”. Последнее — это не просто корректировка планов и стратегии, а часто полная смена продукта, целевой аудитории, рынка проекте — то, что в венчурной индустрии называется “пивотом”. И путешествие это долгое — доверие инвестора необходимо на 4-5 лет.

Поэтому, несмотря на возможный соблазн получения более простых “невенчурных” денег (путем быстрого уговора, соблазнения “классического” предпринимателя старой школы), стоит провести предварительную подготовку, изучить поляну возможных инвесторов, после чего адресно предлагать себ.. свой проект потенциальному партнеру. На сегодняшний день достаточно активны такие площадки бизнес-ангелов, как Venture Club, StarTrack, AltaClub, сообщества вокруг Сколково и региональных инновационных и технопарков.

Конечно, все это верно только для реальных стартапов — технологических бизнесов со свежими (или не очень свежими, но в “новой упаковке”) идеями и вовлеченной командой основателей. В этой связи, во время прошлогоднего хайпа вокруг блокчейна достаточно наглядно проявилась граница между серьезными ангелами, обладающими достаточной экспертизой для самостоятельного анализа инвестиционных документов, и “странными инвесторами” без базового понимания технологического бизнеса и основ венчурного инвестирования (все те простые истины — что не может быть возврата через год, не будет дивидендных потоков, почти точно будут пивоты, 1/10 стартапов выживает, итд) с деньгами непонятного происхождения. И вот те самые серьезные ангелы, как правило, не участвовали в волне ICO (initial coin offering) пустых проектов с бездумным прикручиванием блокчейна куда только можно.

Итак, используя поисковик и здравый смысл (бизнес-СМИ, Facebook и LinkedIn), составьте список ангелов, которых потенциально могут заинтересовать участие своими деньгами и связями в вашем бизнесе. Как я отметил, ангелы обычно специализируются на тех или иных отраслях — к примеру, кто-то на робототехнике и искусственном интеллекте, другой — на мобильных играх, третий — на маркетплейсах. Как и в любой другой сфере человеческих отношений, предварительно стоит изучить историю и увлечения человека, которому хочешь понравиться — профили соцсетей в этом помогут. Нелишним будет потренировать короткий рассказ о проекте (elevator speech — пламенный продающий рассказ о проекте на максимум 20-30 секунд). Ну и про инвестиционные документы надо не забыть, причем подготовить (или обновить) их заранее, чтобы иметь возможность направить сразу после знакомства (про это смотрите мою предыдущую публикацию).
PS Inc Russia недавно опубликовал рекомендации начинающим бизнес-ангелам — стоит изучить. 

SaveSave

Венчур ч.3: investor deck

venture III - docs.jpg

В продолжение темы венчурных инвестиций — что и как показывать потенциальному инвестору.

ЧТО: Показывать надо инвестиционную презентацию. Рекомендую делать ее сразу на английском — любой квалифицированный венчурный (технологический) инвестор знает и использует английский в работе. Если же не знает — прочтите мой предыдущий пост про токсичных инвесторов, вполне возможно, это тот самый.

Также стоит учитывать, что коммерческая (продающая продукт/сервис) презентация — это совсем другой фокус и акценты. Не направляйте потенциальным инвесторам коммерческие презентации. Потратьте неделю на составление и выверку сфокусированного на фандрайзинг документа.

Инвестиционная презентация состоит, как правило, из следующих разделов:

1) Краткое, но емкое описание, а также текущий статус проекта (каждая цифра, каждое утверждение должно быть перепроверено и выверено — впрочем, это одинаково верно и для всех последующих слайдов);

2) Раскрытие потребности клиента;

3) Описание продукта/сервиса;

4) Рынок (крайне желательно, чтобы была перспектива выхода за национальные границы);

5) Конкурентный анализ;

6) План развития (план по разработке, исторические финансовые показатели и прогноз);

7) Команда;

8) Требуемые инвестиции и направления их использования (ни в коем случае не пишите, что все на рекламу).

Итого — 10-25 слайдов (на каждый раздел, кроме первого, по 1-3 слайда).

КАК: Сделайте в google doc качественный продукт — на данном этапе это именно презентация. Да, при первом контакте во многом вас будут оценивать по качеству визуального ряда и оформлению текста слайдов. Если не можете (не успеваете, не умеете, не хотите, и тд) сами — проведите небольшой тендер среди фрилансеров, потратьте 10-20 тыс руб, но создайте качественный презентационный продукт (!). Именно на этом этапе отсеиваются 90% pre-seed проектов (и как показывает практика — поделом).

Помимо презентации (investor deck) надо подготовить финансовую модель и статистику по клиентам (когорты, юнит-экономику, расчет LTV, проч). Прогноз желательно делать на 3 года. Понятно, что за пару лет в проекте все изменится, может быть пивот (смена продуктовой ниши и стратегического фокуса). Тем не менее, меньше, чем на три года прогноз делать просто неприлично, а больше — только если у вас уже протестирован продукт и протестированы масштабируемые каналы продаж.

Да, насчет маркетинга — обоснуйте размер рынка и доход с клиента, и обязательно — глубину маркетинговых каналов. Ни в коем случае не говорите, что рынок — все жители страны/континента/планеты, это сразу вызывает вопрос о вменяемости составителей презентации.

По готовности документов желательно провести “sanity check” (sanity — здравомыслие, вменяемость) — собрать пару критических мнений от друзей-знакомым, занимающихся предпринимательством (в технологической отрасли), а лучше — инвестициями. Попросите их максимально непредвзято оценить составленные документы (визуализацию и контент — ни одним, ни другим поступиться не получится), адекватность расчета размеров рынков и прогноза скорости роста.

Венчур ч.2: токсичные инвесторы

2018-04-06 15.23.30.jpg

Ранее мы определили, чем отличаются разные типы инвесторов. Напомню — по стадии развития проекта (и соответственно, уровня риска), на котором инвестор заходит в бизнес.

Помимо стадии проекта — аппетита к уровню риска — инвесторы классифицируются по отраслевому фокусу.

Как правило, инвесторы, начиная от бизнес-ангелов и заканчивая инвестиционными фондами (а уж тем более — стратегические инвесторы) — все имеют стратегию по отраслям. Кто-то смотрит только foodtech (технологические проекты, связанные с продуктами питания), кто-то — логистику, кто-то — космос и телеком, кто-то — медицинские стартапы, и тд.

Показывать on-demand логистику «космическому инвестору» — трата времени и сил. А также демонстрация рынку непонимания фаундерами проекта элементарных основ венчурной индустрии. Думаю, не стоит объяснять, почему это вредно для репутации.

Тут следует отметить важность работы именно с профессиональным венчурным инвестором — ангелом или фондом, специализирующимся именно на высокотехнологических бизнесах. Привлечение в партнеры инвестора из традиционного сектора (промышленности, торговли, недвижимости, и тд), даже если ваш проект оцифровывает (дигитализирует) именно этот “традиционный” сервис/продукт, очень опасно.

Скорее всего, такой “нетехнологичный” инвестор будет ожидать скорость развития проекта и отдачу на инвестиции соответственно привычному ему инвестиционному циклу — вложился, прокрутил деньги несколько операционных циклов, удвоил капитал. И все это за год-другой, а не за стандартные для высокотехнологичных компаний 4-6 лет. И чтобы не просто выручка, да еще и прибыль с дивидендным потоком были.

А если надо привлекать еще пару раундов (а это верно на 99%), да с размытием его доли — это вообще караул. Повезет, если позволит выкупить свой пакет, не загубив проект на начальной стадии. И конечно, советовать (часто — в ультимативной форме), как развивать стартап такие инвесторы стремятся практически всегда.

Такие инвесторы в высокотехнологичном секторе зовутся “токсичными”. Если вы завели его в проект, то на более поздней стадии, при привлечении новых инвестиционных раундов, будет очень сложно убедить институциональных (профессиональных технологических) инвесторов зайти в компанию.

Юнит-экономика ч.II

Часто бывает, что на начальном этапе проекта юнит-экономика не сходится — создание и реализация каждой единицы продукта обходится дороже цены для потребителя. Важно четко понимать, когда, на какой стадии проекта, экономика должна начать сходиться.

Желательно, чтобы это достигалось за счет снижения доли прямых расходов, а не за счет потенциального роста тарифа (цены).

Только за счет снижения издержек вследствие экономии на масштабе разумно планировать юнит-экономику!

Ведь если вы планируете это делать стратегией «выжженной земли» — ценовых войн с целью в последующем отыграться за счет потребителя — очень вероятно, что появится конкурент с более глубоким, чем у вас, карманом, и поверженным окажется ваш проект.

Бывает, стратегия ценовой войны (по сути — дотации потребителя) приводит к созданию рынка, на котором ваш продукт останется убыточным навсегда. Это можно представить в виде спирали снижения цен в результате ценовой войны между крупными конгломератами — онлайн-ретейлерами наподобие Alibaba, например. Естественно, даже в этом случае «за музыку платит» потребитель, но через смежные товары или услуги. Например, в Китае логистика интернет-торговли спонсируется из маржи е-коммерца. Это инфраструктура, которая создается для расширения присутствия на основном рынке.

Кстати, немногие знают, что рынок е-коммерца Поднебесной более чем в 3 раза превышает объем американского. Это несмотря на то, что практически все прочие секторы экономики США пока остаются самыми емкими в мире.

Юнит-экономика ч.I

Unit-economics.jpg

Так, на прошлой неделе рассказывал про типы инвесторов в технологические компании. Кстати, уверен, что скоро само словосочетание “технологическая компания” нивелируется, исчезнет, тк все бизнесы будут технологическими и цифровыми в той или иной мере. В ближайшее время продолжу цикл про венчурную отрасль и инвестиции. А сегодня другая тема (которая, кстати, давно лежала у меня про запас).

Последнее время мы часто рассуждаем о юнит-экономике. Или проще говоря — экономике проекта. Ведь иногда в технологических стартапах слишком заигрываются процессом и/или конкурентными войнами. Или даже просто заигрываются — без особенной стратегической цели. А экономика такое небрежение не прощает, как известно.  

Юнит-экономика — сравнительно новомодный термин, применяется в цифровой экономике. Упрощенно, это расчет прибыли (или убытка) на клиента. Клиент может вернуться и сделать повторные покупки/заказы — это меняет экономику на единицу продукции/услуги, тк позволяет разнести расходы на маркетинг (приобретение клиента) на несколько продаж (retention). Для наглядного отображения возвратности клиентов строят графические когорты (график медианных значений по повторным заказам в периоде времени).

Тут же и понятие life-time value (LTV) — расчет доходности со среднего клиента за средний срок его пользования услугами/продуктами компании. Именно LTV следует учитывать при оценке целесообразности разработки того или иного канала продаж — сравнение LTV клиентов из разных каналов со стоимостью привлечения клиента в этом канале необходимо для расчета составляющих юнит-экономики по продукту. Это комбинация юнит-экономик маркетинговых каналов и глубин этих каналов (сколько клиентов можно стабильно привлекать из каждого канала по обозначенной стоимости привлечения).

Также появляется понятие average revenue per user (ARPU) — выручка с каждого привлеченного пользователя. Для некоторых бизнесов (например, разработчиков мобильных игр и прочих сервисов, где превалирует free-to-use) актуальна модификация — average revenue per paying user (ARPPU) — расчет выручки с каждого платящего клиента. Помимо игровой отрасли это может быть медийная сфера (онлайн-СМИ), разработка мобильных приложений, онлайн-кинотеатры, и проч.

Юнит-экономика имеет тенденцию меняться с ростом бизнеса. И совсем не обязательно в сторону снижения затрат. Успешные на раннем этапе (определенном масштабе, географии и тд) развития бизнеса каналы привлечения клиентов выбираются (опустошаются), а клиенты из новых каналов могут быть дороже, иметь другой LTV и retention. Это может кардинально менять экономику проекта по мере развития бизнеса.

Например, для вашего бизнеса наиболее актуален канал контекстной рекламы, вы настраиваете кампании и получаете клик за 10 рублей, а конверсию в продажу за 100. Далее продаете за 150. Для простоты будем считать юнит-экономику только из переменных затрат в виде рекламы. Изменение стоимости клика и/или конверсии в продажу кумулятивно на 50% сделают канал нерентабельным. Или же канал может давать только 100 клиентов в сутки, соответственно упершись в потолок по конверсиям вы либо ищите новые каналы клиентов, либо добавляет продукты в линейку, изменяя ARP(P)U и/или LTV. Это пример маркетингового канала, который актуален как для онлайн-медиа, так и интернет-магазина стройматериалов.

Да-да, этот самый регулярный дотошный расчет юнит-экономики с постоянной актуализацией текущей прогноза позволит заранее увидеть тревожные тенденции и выработать (антикризисный) план. Это первый (а часто, и последний, к сожалению) инструмент менеджера и предпринимателя.